123112, г. Москва, Пресненская набережная, д. 12 (башня Федерация "Восток"), офис 5203    8 (495) 142-53-60


Обзор: дамоклов меч над арбитражным управлением

Санкт-Петербург. 17 мая. ИНТЕРФАКС - Система профессиональных гарантий в банкротстве вскоре начнет трещать по швам, поскольку претензии к арбитражным управляющим растут, страхование не работает, а компенсационные фонды саморегулируемых организаций скоро иссякнут. Причина надвигающегося кризиса в том, что сложившееся регулирование не учитывает конфликтность отношений в сфере несостоятельности, а управляющий оказался в роли хирурга у постели ракового больного, свидетельствуют выступления на сессии "Ответственность арбитражных управляющих", организованной "Федресурсом" в рамках Международного форума по банкротству в Санкт-Петербурге.

УБЫТКОВ ВСЕ БОЛЬШЕ

Арбитражные управляющие в России все чаще попадают в ситуацию, когда на них возлагают ответственность за убытки, нанесенные банкроту и кредиторам в процедуре несостоятельности. В январе-марте 2019 года суды взыскали с арбитражных управляющих 469,6 млн рублей убытков, что в 2,7 раза больше, чем за I квартал 2018 года. А за период с 2015 года по I квартал 2019 года общая сумма убытков, подлежащих взысканию с управляющих, составила 2,92 млрд рублей, следует из данных Единого федерального реестра сведений о банкротстве ("Федресурс", bankrot.fedresurs.ru).

Крупные убытки должны возмещаться за счет страхования гражданской ответственности арбитражного управляющего или из компенсационных фондов их саморегулируемых организаций (СРО), а небольшие суммы, как сказал директор Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (РССОАУ) Кирилл Ноготков, управляющие гасят самостоятельно.

Но системе компенсаций грозит кризис. Страховые компании выплачивают только 100-150 млн руб. в год, это говорит о том, что механизм страхования не работает, считает Ноготков. Страховщики не заинтересованы работать в этом сегменте. "Только 11 страховых компаний предоставляют услуги арбитражным управляющим, из них лишь пять - с капиталом более 500 млн рублей", - отметил Ноготков. При этом, по его словам, Центробанк активно отзывает у этих страховых компаний лицензии.

Из компенсационных фондов пока выплачивалось меньше. В период с 2015 года по апрель 2019 года СРО произвели 58 платежей на сумму 143,2 млн рублей. Однако в последние месяцы выплаты начинают быстро расти. За январь-апрель 2019 года из фондов ушло 24,7 млн рублей, по сравнению с 28,6 млн рублей за весь 2018 год, рассказал Ноготков.

Ситуация вскоре усугубится, так как с 1 января 2019 года вступили в силу изменения в закон о банкротстве, повысившие минимальный размер компенсационного фонда СРО арбитражных управляющих с двадцати до 50 млн рублей, а размер одной компенсационной выплаты - с 5 млн рублей до 50% размера фонда СРО. "Введение требования "50 и 50" приведет к тому, что средства в фондах закончатся через два-три года, когда кредиторы начнут взыскивать более крупные суммы", - заявил Ноготков.

ДВЕ СТОРОНЫ ЖАЛОБ

Резко растет и число дисквалификаций арбитражных управляющих. Количество решений судов на этот счет выросло более чем в семь раз - с 50 в 2016 году до 370 в 2018-м, сообщил со ссылкой на данные Росреестра руководитель проекта "Федресурс" Алексей Юхнин. Это произошло после вступления в силу изменений в Кодекс об административных нарушениях, согласно которым повторное нарушение влечет дисквалификацию управляющего.

При этом общее число жалоб на арбитражных управляющих увеличивается не так сильно: в 2018 году суды рассмотрели на 8% больше подобных документов - 4732 против 4379 годом ранее.

"Большая доля жалоб носит формальный характер, - отметил Ноготков. Жалобы на управляющих связаны с тем, что управляющий действует в интересах мажоритарного кредитора, а миноритарные жалуются, обратила внимание адвокат Ирина Кулагина. Николаев же считает, что жалобами заваливают тогда, когда понимают, что в правовом поле добиться цели не получится.

Все это отражается в статистике - процент подтверждения претензий к арбитражным управляющим невысок. В 2018 году суды удовлетворили 22% поданных жалоб на управляющих, в 2017-м - 23%, отметил Ноготков. Но жалобы имеют и положительное профилактическое значение. "Они дисциплинируют управляющих и заставляют работать более эффективно", - сказал Ноготков.

Он считает эффективным механизм предварительного рассмотрения жалоб в СРО, которое позволяет оперативно воздействовать на управляющих. "СРО работают по жалобам со своими членами в дисциплинарных комиссиях", - согласен Николаев. Кредиторы также доверяют СРО. "Мы не голосуем за конкретного управляющего, мы голосуем за СРО", - сказал по этому поводу вице-президент блока правовой защиты госкорпорации ВЭБ.РФ Владимир Назаренко.

ДИРЕКТОРА VS УПРАВЛЯЮЩИЙ

"В России сложилась парадоксальная ситуация, когда ответственность управляющего - более жесткая по сравнению с директорами в обычной хозяйственной деятельности. И с тех, и других убытки взыскивают, но процедура банкротства - конфликтная, поэтому [к арбитражным управляющим] приходят чаще. И плюс к этому [у последних] есть административная ответственность, которой нет у директора", - отметил Юхнин.

"В Нидерландах ровно наоборот, гораздо сложнее привлечь к ответственности управляющего, чем директора", - прокомментировал кооптированный директор, сопредседатель Комитета по делам стран Восточной Европы Международной ассоциации консультантов по вопросам неплатежеспособности в Европе (ИНСОЛ-Европа), советник Clifford Chance LLP (Голландия) Иверт Верви. Из-за огромного конфликта интересов в процедуре банкротства голландские суды крайне неохотно привлекают управляющего к ответственности, сказал он.

Участники сессии считают, что сложившаяся ситуация ненормальна. 49% участников голосования согласились с мнением, что ответственность у управляющего должна быть меньше, чем таковая менеджеров и собственников компаний, 34% - что она должна быть такой же, и 17% считают, что она должна быть выше у управляющего.

КАПКАН ДЛЯ УПРАВЛЯЮЩЕГО

Николаев привел пример, когда управляющий добивается выхода проблемного предприятия на прибыль, но его дисквалифицируют за два формальных нарушения (название предприятия он не привел - ИФ). Руководитель экспертного совета при РССОАУ Эдуард Олевинский знает другой случай абсурдных претензий: управляющего дисквалифицировали за "неправильный", как счел сотрудник МВД реестр, и только в кассационном суде удалось доказать, что реестр правильный и лежит в деле о банкротстве.

Повышенный риск ответственности зачастую заставляет арбитражных управляющих вести бесполезную деятельность. С управляющих могут взыскать убытки за то, что они не попытались взыскать дебиторскую задолженность, напомнил партнер юридической компании "РКТ" Владимир Бубликов, и они вынуждены пытаться взыскать даже безнадежные долги. Такую ситуацию он назвал "капканом".

"Это последствие искаженного представления об арбитражном управляющем как заранее виновном во всех своих поступках. Арбитражные управляющие - наиболее страдающий в банкротном процессе субъект, и это неправильно, поскольку они не виноваты в том состоянии, в котором оказался должник", - сказал Бубликов.

С ним согласился Николаев. По его словам, управляющего правильно сравнивать не с патологоанатомом (так сделал накануне председатель Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Госдумы РФ Николай Николаев - ИФ), а с хирургом, к которому пришел человек в четвертой стадии рака, и управляющий в этом не виноват.

Рост числа жалоб на арбитражных управляющих, решений о взыскании с них убытков и дисквалификаций, скорее всего, отражает общее положение вещей в сфере банкротства - ее конфликтность. По крайней мере, эту причину указали в ходе голосования 67% участников сессии. Еще чуть менее 17% голосовавших считают, что размах претензий к управляющим адекватно отражает уровень добросовестности, компетентности и независимости управляющих. Столько же - что этот размах в основном отражает степень недобросовестности подателей жалоб.

ПОНИМАНИЕ - НЕ РЕШЕНИЕ

Иностранные участники сессии как будто бы удивлялись услышанному. Президент (в отставке) Ассоциации консультантов по вопросам несостоятельности, директор английской компании Maxwell Davies Рут Дункан сказала о том, что в Великобритании управляющих наказывают только в случае серьезных систематических нарушений, таких как намеренное неинформирование кредиторов или налоговой службы. Отзыв лицензии управляющего, по словам Дункан, происходит очень редко и только за систематические серьезные нарушения, например при распределении денег от продажи активов в пользу управляющего. В Голландии неправильное поведение управляющего ведет к тому, что управляющий не получит назначение от суда, сказал Верви.

Впрочем, сложившееся в России регулирование даже правоприменителям иногда кажется абсурдным. Николаев привел статистику Арбитражного суда Иркутской области, который в 2018 году вынес два решения о дисквалификации управляющих и в 14 случаях отказал в дисквалификации, несмотря на наличие повторного правонарушения,, сославшись на малозначительность деяния. В 2017 году было, соответственно 8 и 26 таких решений.

"Хорошо, что в Иркутской области есть понимание у судей", - отметил Николаев, но это не решение проблемы. Сложившееся регулирование, по его словам, отбивает желание работать. "Нужно убрать дисквалификацию, оставить только штрафы, а отстранять управляющего от процедуры только в случае реальных убытков", - сказал он. "Убытки - это верх безответственности арбитражного управляющего", - отметил Назаренко. Управляющие действительно совершают значимые ошибки, за которые их надо привлекать к ответственности, свидетельствовало его выступление.

Первая публикация 20 мая 2019 г.., обновлено 20 мая 2019 г. г.